Специалистка по конфликтологии: Самое главное, что мы можем сделать – это быть счастливыми людьми

На западе страны произошел конфликт, который перерос в агрессивную фазу с «отжимом» ресурсов у оппонентов. Это не очередная новостная хроника и даже не отголоски российской пропаганды – это всего лишь фрагмент ролевой игры, которая с 1 по 3 октября проходила во Львове.

У многих словосочетание «ролевая игра» вызовет улыбку и совсем другие ассоциации. Однако, специальным тренингом по улаживанию разногласий мероприятие тоже вряд ли назовешь. ОО «Украинская сеть образования взрослых и развития инноваций» (UNAEDI) при поддержке Представительства Фонда Ганса Зайделя в Украине в рамках проекта «Миротворческие инициативы для Донбасса – Поиск будущего» показали участникам «Кривую конфликта». Такое название получил проект в наших широтах. Его привезла из Копенгагена президентка Alliance for civil rights (Альянс за гражданские права – ред.) Светлана Закревская, руководила процессом директор UNAEDI Наталья Семиволос, а фасилитаторами мероприятия были Виталий Захарчук и Елена Набокова.

Перед тем, как перейти к основной части нашего текста, позвольте сказать несколько слов о непонятных словах, которые уже начали встречаться в тексте и самой игре.

Конфликт, как выяснилось, может быть ресурсным, то есть ограничиваться базовыми потребностями в каких-то благах. Потребность в них может превысить их количество – и тогда наступает коллапс. Иногда небольшой, а иногда и ощутимый. С материальными благами, кстати, проще работать – они чаще всего осязаемы, видны, поддаются счету. Самое главное – их можно поделить между сторонами. Иногда при помощи третьей стороны. Которой, например, вполне может быть суд или незаинтересованный медиатор (посредник – ред.).

Фасилитаторами называют людей, которые создают комфортные условия для общения в группе. С латыни слово facilis переводится, как легкий и удобный, с английского, как посредник. Грубо говоря – это упрощающий посредник. В тренингах, играх и других мероприятиях подобного толка такие люди создают максимально удобные условия для взаимодействия человека с человеком (и при этом добиваются максимального результата от такой коммуникации). То есть фасилитатор – это тренер, который создает в группе симбиоз. Такой специалист вполне может сойти за тамаду, но не на свадьбе, а по функционалу.

И последний термин, без которого текст ниже будет неполным – это «агенты перемен». Ими являются люди, движения или объединения, которые своими действиями изменяют общество, личности и поведение людей. Они способны влиять на социальные процессы. В разрешении споров такое определение дают незаинтересованному меньшинству, которое приходит в конфликтную ситуацию с новым видением проблемы.

А что касается игры, то ее лучше один раз увидеть, чем 100 раз посмотреть фото и прочитать столько же историй про нее. «Кривая конфликта» интересна непосредственным участием. Она того стоит.

Журналист «Черноморки» смог побывать на премьере этой ролевой игры и привез интервью с фасилитаторкой «Кривой конфликта» Еленой Набоковой, которая рассказала о своих работах,построении мира, эмпатии, важности чтения, регенерации, семье и любви.

Как вы пришли в «Украинскую сеть образования взрослых и развития инноваций» к Наталье Семиволос и Светлане Закревской?

С Натальей и Светланой я познакомилась два года назад. Была участницей их тренинга. Они тогда очень плотно занимались вопросом противодействия торговли людьми. И сейчас продолжают этим заниматься. Тогда Наталья и Светлана реализовали потрясающий проект под названием «Маршрут безопасности». Это мой первый на тот момент опыт фасилитации. Я была тогда участницей с последующим получением сертификата фасилитатора. Мы тогда много общались и плотно познакомились.

На тот момент я уже была тренеркой, и меня пригласили вместе поработать в бизнес-проект, который тогда воплощался в жизнь в Киевской, Луганской и Донецкой областях. Мы поработали в нем и затем я стала уже практикующей специалисткой по конфликтам. Было очень интересно поработать в такой сфере.

И, благодаря тому, что Светлана с Натальей очень много лет плотно работают с донорами, они нашли возможность запустить эту модель. А нас с Виталиком позвали помочь адаптировать ее под украинские реалии, потому что любая методология нуждается в настройке. Мы провели первую сессию именно по приспосабливанию этого проекта, и так появились во Львове с «Кривой конфликта».

А вы сами откуда и чем занимались до тренерства?

Я из Запорожья, мне 42 года, я президентка украинской Общественной организации «Українське жіноцтво», также являюсь тренеркой, фасилитаторкой, пробую себя как медиаторка. Но на последнее я еще не училась. Для меня это совершенно новая отрасль. По первому образованию я медик, а по второму – экономист-международник. В тренерской деятельности я, на самом деле, не так давно, потому что много лет преподавала.

Кроме того, в моей жизни присутствуют СЕО, СММ, маркетинг. Собственно, его я и преподавала в группах. Это была моя первая тренерская роль. До 2014 года были в основном бизнес-тренинги, но с приходом 2014 года и тех событий, что он принес, я поняла, что моя эффективность гораздо выше, как активистки, человека, который может себя назвать «агентом перемен». Я являюсь спасателем в душе и всегда им была.

Мне кажется, что война у каждого в душе своя. Мы все, к сожалению, сейчас, плюс-минус, на ней. И, делая свою работу хорошо, мы вносим свой вклад в строительства мира, в изменения к лучшему.

Что необходимо сделать нашим гражданам с неоккупированных территорий и что нужно сделать всем остальным для построения мира?

Необходим процесс осознания, как минимум, необходимости диалога. Понимание того, что конфликт может быть ресурсным, если уходить от деструктивных проявлений на поиск конструктива, общих ценностей. Обсуждение потребностей, нахождение путей к сотрудничеству или компромиссам может помочь решать сложные и конфликтные вопросы.

У вас постоянно на тренингах присутствуют люди с Донбасса. Но, я ни разу не видел людей из Крыма, почему? И всегда ли вы приглашаете в ваши группы переселенцев?

Наташа и Света сами переселенки из Донецка. По поводу присутствия разных людей скажу так – мероприятие совершенно открытое, заявки может подавать, кто угодно. Я видела количество заявок на этот проект – конкурс был сумасшедший. Дискриминации вообще никакой нет.

А вообще, но это мое мнение, общественные организации всегда стараются вовлекать в свою деятельность людей, попавших в сложные жизненные обстоятельства. Сама эффективность мероприятия, когда присутствуют разные слои населения, люди с разными проблемами, возрастает. Это своеобразный срез общества. Никто же не говорит: «Давайте возьмем только переселенцев».

На самом деле, мы пытаемся охватить всех – людей с инвалидностью, ромов, многодетных матерей. Это прекрасно, если они могут взаимодействовать, научиться чему-то новому. Если у них есть возможность получения какого-то осознания – это же круто!

У вас очень специфический подход к людям, нестандартный. Это очень цепляет. Интересные сюжеты, отсутствует линейность. Откуда вы берете все ваши задания? Как их изобретаете?

Я отвечу очень просто – мой покойный дедушка рассказывал мне все время о том, как хорошо читать. Как это делается? Вначале у тебя должна быть мощнейшая база, чтобы хорошо работала речь. Важен также интеллектуальный багаж, а он берется из книг. Дальше – уже опыт, тренерский навык, умение взаимодействовать с аудиторией. И не менее важны сильная заточенность на экологичность, на то, чтобы быть бережными.

Под экологичностью я подразумевая микро- и макроклимат в группе. Ценно также умение видеть каждого участника и участницу, пытаться их понять, понять, кто здесь, что здесь происходит. Под группы подбираются специальные упражнения. Даже, если существует каркас методики, его эмоциональное наполнение – как раз составная часть работы тренера, фасилитатора, в зависимости от задачи проекта.

У Виталика грандиозный опыт работы с людьми, попавшими в сложные жизненные обстоятельства. У меня поменьше, но, тем не менее, я этим занимаюсь уже, к сожалению, четыре года. Этот опыт очень ценен.

В начале своей деятельности я вообще не знала, что и как правильно делать. Но, будучи по своей натуре очень эмпатичным человеком, просто сразу бежала обниматься, чем-то начинала в людей «кидать» – какой-то едой, помощью. Иногда делала это без запроса. И осознание уже появилось позже, после того, как прочувствовала на собственной шкуре, как надо взаимодействовать с людьми.

Были случаи, когда реально это все настолько помогало людям, что у них кардинально менялась жизнь, они достигали каких-то вершин?

Я бы назвала это историями успеха. Честно говоря, ради них работаю. Это, если хотите, моя миссия. Вот, когда я сказала о том, что ощущаю себя «агенткой перемен», могу добавить, что мы работаем для того, чтобы эти самые изменения происходили. У меня есть такие истории. Очень от этого счастлива и могу о таких историях рассказывать два дня, но нет. Я считаю, что об этом не стоит говорить. Мне бы не хотелось, чтобы кто-то, прочитавший этот текст, узнал в нем себя. Это моя внутренняя история. Ей я могу делиться с коллегами, но ни в коем случае не называя имен. При наличии успешного кейса (без того, чтобы вдаваться в подробности), я могу рассказать, как этот кейс раскрутила. Но только таким же практикам, которые работают с людьми в тяжелых ситуациях.

Как вы восстанавливаетесь после таких сложных игр и сколько для этого времени нужно?

По-разному. Восстанавливаюсь я очень просто – у меня прекрасная семья, совершенно замечательные родители и сказочные отношения с моим братом. Я сразу бегу домой и начинаю «тереться» о близких. Моя ресурсность именно в них. И… в собственной кровати. Никакой отель мне не может ее заменить.

По-вашему, тренер – это профессия или образ жизни?

Я никогда не говорю за других людей, поэтому так: для меня это (тяжело вздыхает, думает несколько секунд, делает паузу – авт.) – моя любовь. Это то, чем я обожаю заниматься, и дико устаю. Я настолько много пытаюсь отдать энергии, знаний, помочь, посочувствовать, но где-то быть и жесткой. Это стоит серьезных усилий. А вообще, я сама по себе очень радостный человек и да, чрезмерно добрая. В общем, это ощущение такого счастья, когда ты реально занимаешься делом, которое ты любишь. Это образ жизни!

То есть «агентка перемен» не будет возвращаться к преподаванию маркетинга или к международной экономике?

Конечно, будет возвращаться всегда, когда в этом будет необходимость для моих близких, для людей, которые будут такие знания просить, для моей страны. Я буду делать то, что нужно делать сегодня. Нужно быть актуальным и эффективным. Если для кого-то это не так, то нужно уходить из профессии, причем из любой. А еще тебе должно быть хорошо от того, что ты делаешь. Ведь самое главное, что мы можем сделать, например, для своих детей или для своей страны – это быть счастливыми людьми.


Как ими стать? В каком направлении хотя бы двигаться?

Вот тут у каждого свой рецепт (смеется – авт.). Никогда не писала таких для счастья!

Для меня это заниматься любимым, стоящим делом. Уделять внимание близким, но не забывать и о себе: саморазвитие, движение вперед бесконечное, но с обязательными периодами замедления и отдыха. Много пить воды, смотреть на красоту, не забывать дышать и спать.

Еще, лично я люблю кормить. Но это уже очень личное. Кормлю людей, животных, птиц. Это уже о получении удовольствий. Тоже, кстати, элемент счастья. Кормить – это прекрасно.

Когда у меня появляется агрессия или необходим всплеск эмоциональный – тут на помощь приходит караоке. Идеальное место! Песни же бывают разные. Можно выбрать песню по потребностям и «выпеть» все лишние эмоции.

Фото из Facebook Елены Набоковой

Автор: Александр Poison Нечай

Коментарі

Кількість коментів у цієї статті: 0

Залишити коментар

Вашу адресу електронної пошти не буде опубліковано.